k7325 написал:

Совершенно верно. Но у Т-37 торчат еще и "немецкие ушки".
Проектирование легких плавающих танков в Советском Союзе началось осенью 1931 года, когда УММ РККА получило информацию об испытании в Великобритании амфибии Vickers-Carden-Loyd. Работы поручили Опытно-конструкторскому отделу (ОКМО) завода «Большевик» под руководством С. Гинзбурга. Причем никакими сведениями об английской машине, кроме фотографий и общих тактико-технических характеристик, советские инженеры не располагали. Базой для проектирования первого советского плавающего танка послужил «легкий трактор-тягач Карден-Лойд грузоподъемностью до 3-х тонн» (три таких машины были закуплены у фирмы Vickers еще в 1930 году). Т. О. советские конструкторы использовали ходовую часть и компоновку трактора ( с расположением двигателя вдоль правого борта). Сделано это было не случайно - на приводимых в иностранной печати фотографиях амфибии Vickers-Carden-Loyd было хорошо видно, что и на английской машине использовалась ходовая часть по типу легкого трактора. Внешне Т-33 действительно во многом походил на английский Vickers-Carden-Loyd.
Плавающий танк Т-37 конструкции ОКМО вышел на испытания в июле 1932 года. Его компоновка была подобна Т-33 и амфибии Vickers-Carden-Loyd. Ходовая часть машины была изготовлена «по типу ходовой части фирмы «Крупп». с которой наши конструкторы ознакомились в ходе испытаний немецких танков в Казани». Применительно к одному борту она состояла из двух двухкатковых тележек, двух поддерживающих катков, ведущего и направляющего колес.

Кубинец написал:

С 1933 по 1939 год в части Красной Армии поступило около 4 тысяч плавающих танков Т-37А и Т-38.

30 ноября 1939 года, сразу после начала советско-финляндской войны срочно началось формирование восьми отдельных танковых батальонов танков Т-37А и Т-38. Предполагалось закончить их формирование к 10 декабря 1939 года. Пока точно не удалось установить, для чего создавались эти батальоны. Возможно, их хотели использовать для форсирования водных преград – как известно, рек и озер в Финляндии предостаточно. Ведь по первоначальному плану боевые действия против финнов должны были носить скоротечный характер и закончиться быстро. В декабре 1939 года сильные морозы с образованием толстого льда на реках и озерах наступили только в середине месяца, а до этого времени было вполне возможно использование Т-37А на плаву (такие случаи в начале войны имели место). Так или иначе, но решение о формировании батальонов было выполнено в срок. В марте 1940 года, по окончании войны, все батальоны возвратились в свои военные округа, где сразу же были расформированы. По состоянию на 1 июня 1941 года в Красной Армии имелось 2331 Т-37. В приграничных военных округах, включая ЛВО, соответственно – 468 и 1081 танк. Недалеко не все эти машины пребывали в боевой готовности. По своему техническому состоянию к 1-й и 2-й категориям относилось 523 Т-37. Другими словами, только эти танки были технически исправны. Основная их масса была потеряна в первый месяц Великой Отечественной, так и не вступив в бой с врагом. Причем, главным образом, танки бросили или подорвали свои же экипажи из-за поломок и неисправностей.
Лишь в считанных случаях, при грамотном использовании, этим слабым машинам удавалось оказать эффективную поддержку нашей пехоте. Один такой эпизод описал в своих воспоминаниях офицер-танкист Г. Пенежко, командовавший в первые дни войны ротой плавающих танков Т-37, которые он вполне справедливо именует то «танкетками», то «малютками».
К весне 1942 года Т-37А в боевых частях осталось очень мало. Большинство из них находились на ленинградском фронте, где в условиях блокады, активных боевых действий не велось, к тому же имелась возможность ремонта машин на предприятиях Ленинграда. Именно здесь, на Ленинградском фронте была проведена одна из двух проведенных за всю войну операций (вторая проводилась в 1944 году на Карельском фронте), в которой плавающие танки использовались для форсирования водной преграды и захвата плацдарма на противоположном берегу.
ночью 26 сентября 1942 года. В первом эшелоне шла рота ОЛТБ – 10 машин. В 4.30 танки спустились к воде, при этом один из них сломался, а у двух других при маневрировании слетели гусеницы (позднее их эвакуировали в тыл). Оставшиеся семь машин вошли в Неву и устремились к левому берегу. Немцы, заметив переправу, осветили реку ракетами и открыли сильный артиллерийский, минометный и пулеметный огонь по танкам. В результате на левый берег вышло всего три танка. Но из-за того, что пехота 70-й стрелковой дивизии задержалась с переправой, все три машины были быстро подбиты. Их экипажи попытались вплавь переправится на правый берег, но в воде были расстреляны противником и утонули. В течение последующих четырех ночей советской пехоте удалось переправиться на левый берег Невы и занять там небольшой плацдарм. Вместе с пехотой удалось переправить и 29 танков, из них 16 Т-37А и Т-38 (9 Т-26 и 1 БТ-2 были перевезены через реку на пароме). На плацдарме танки сразу же ставились на позиции для их использования в качестве неподвижных огневых точек и окапывались. Но из-за открытой местности, сильного артиллерийского огня и бомбежек с воздуха, к 5 октября 1942 года 25 танков было подбито. Экипажи уничтоженных танков действовали как обычные пехотинцы.
Дольше всего танки-амфибии Т-37А действовали на Карельском фронте. Здесь в сентябре 1941 года, за счет личного состава и матчасти расформированных отдельных разведывательных батальонов стрелковых дивизий, решением Военного Совета фронта были созданы внештатные бронеотряды. Эти отряды поступили в распоряжение командования оперативных групп фронта – Мурманской, Кандалакшской, Кемской и Медвежьегорской. Всего в составе этих групп имелось 38 танков Т-37А и Т-38. К лету 1944 года все оставшиеся в строю Т-37А, а также машины, переданные с Ленинградского фронта, были сведены в 92-й отдельный танковый полк. В ходе подготовки к наступлению в Карелии, командование фронта приняло решение использовать этот полк «для форсирования реки Свирь и захвата плацдарма с целью обеспечения переправы остальных войск». Эта операция стала вторым (и самым удачным) эпизодом, в котором плавающие танки использовались для переправы через водную преграду. Совместно с 92-м танковым полком, имевшим к 18 июля 1944 года 40 Т-37А и Т-38, должен был действовать 275-й отдельный моторизованный батальон особого назначения (ОМБОН), насчитывавший 100 автомобилей-амфибий Ford GPA, полученных из США по программе ленд-лиза. Танки и автомобили-амфибии с десантом автоматчиков и саперов, начали переправу еще до окончания артиллерийской подготовки. Ведя огонь из пулеметов с хода, машины быстро достигли противоположного берега. При поддержке огня тяжелых самоходных полков, ведущих огонь прямой наводкой по ДЗОТам и огневым точкам противника, плавающие танки преодолели проволочные заграждения, три линии траншей и при поддержке десанта с автомобилей-амфибий завязали бой в глубине захваченного плацдарма. При этом потери 92-го танкового полка составили всего 5 машин. Операция по форсированию реки Свирь стала последним эпизодом участия советских плавающих танков в Великой Отечественной войне. Они осталист только в учебках.

Re: Довоенные "поплавки" Т-37 и Т-38.

Кубинец написал:

Оригинальное сообщение #693256
Уважаемые форумчане! У кого-нибудь есть информация по списанию (по техническим причинам) плавающих танков Т-37А и Т-38 до начала ВОВ ?

Такого не встречал, но у Уланова и Шеина ("Порядок в танковых войсках?") приведены данные по "недостаче" танков при инвентаризации, проведенной в 1940-м:
сравнивая наличие боевых машин с количеством выпущенных заводами промышленности выявлены следующие расхождения:
.
Т-38 193 машины
Т-37 211 машин

Т. е. недостает 404 машины. На 1 июня 41-го Т37/38 числится 3450 (всех категорий). А суммарный выпуск машин составил 3892. 3892 - 3450 - 404 = 38 штук, расхождение невелико.
Около 100 машин было потеряно безвозвратно по итогам Финской. Вероятно, они тоже входят в "недостачу".
В общем, создается впечатление, что их вовсе не списывали по техническим причинам, а числили в ремонте, либо списывали гораздо меньше, чем утрачивалось в реале.

Кубинец написал:

Оригинальное сообщение #694637
танков Т-37 в наличии допустим 2331. Но это не значит, что их всего на 1.06.1941г имелось именно столько. Надо помнить ещё о танковых подразделениях ВМФ, об оперативных войсках НКВД. И только выяснив наличие таких танков в этих ведомствах, можно окончательно решить вопрос о количественном составе.

В оперативных войсках НКВД количество плавающих танков невелико, а что Вы имеете в виду под "танковыми подразделениями ВМФ"?
Кроме того при составлении сводных таблиц по округам могли учесть танки вне зависимости от принадлежности, например флотские самолеты часто учитывают одной строкой с ВВС.
Как видно из приведенного выше подсчета, разница между выпуском и наличием танков (с учетом "недостачи") незначительна.

Отредактированно AlexDrozd (14.05.2013 17:11:19)


Похожие записи:
  1. Автомобиль ЗИС-42
  2. Столетняя история автомобильного спидометра (ФОТО)
  3. Производство машин в Германии
  4. Автомобиль ЗИС-42
  5. Победители Concorso D'Eleganza Villa d'Este
  6. Довоенные модели February 28th
  1. Музей ретро-автомобилей. Часть 2
  2. Немного о раритетных автомобилях
  3. История автомобилей марки Maybach
  4. Столетняя история автомобильного спидометра (ФОТО)
  5. 31 мая 1929 года ВСНХ СССР и американская фирма Ford Motor Company заключили соглашение о технической помощи по организации и налаживании массового производства легковых и грузовых автомобилей. Основой производственной программы были выбраны модели Ford-А и Ford-АА.




  • Меню